Полина Нутфулина, 12 лет, 7 класс

НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

 

  

Сказки

 

 

Миф о сотворении чисел

(сказка для взрослых)

 

         В начале не было ничего, и это ничего быль Ноль. И подумал Ноль: «Я – есть. Я – один». Таким образом, сам того не подозревая, Ноль создал Единицу.

         «Теперь есть я и Единица, нас двое», – подумал Ноль. Появилась Двойка.

         «Есть я, Единица и Двойка, нас стало трое», – и  Ноль создал третье число.

Ноль так и не смог остановиться. Поэтому числовой ряд бесконечен.

 

 

Рассказ старой игрушки

(сказка для самых маленьких)

 

Был вечер. Я собиралась спать, закрыла дверь на маленький ключик, уложила моего Бимку рядом, оставила раскрытым окно и легла. Бимка – средних размеров пес с темно-коричневыми ушами и хвостом. Сам он кремового цвета, нос у него черный и две заплатки: одна на подбородке, другая на правой задней лапе. Глаза у него немного косоваты и прикрыты полустарческими веками.

Я легла, а Бимка в это время жаловался на холод:

– У-у, как холодно! Зачем Полина оставила открытое окно? Даже под одеялом холодно. Все спят; не понимаю, как можно спать, когда кругом такой холод. Ну, раз мне не спится, надо подумать, что находится в том большом плетеном сундуке. Может, Полина ставит туда свои ботинки? Нет, для ботинок он велик. А может… Нет! А, надо подойти и посмотреть, что там! Так… так… сейчас, сейчас… Ну вот, надо поднять крышку. Готово! Ой, что это?! Шубы, дубленки, варежки. Сколько всего! Ой, ой-ой, что это было, почему темно? Ах, крышка захлопнулась. Что же мне делать?

Бимка почувствовал вокруг себя что-то мягкое, пушистое, теплое. Ему ужасно хотелось чихнуть от непривычного запаха пыли и нафталина. Несмотря на то что Бимке это местечко показалось очень уютным, ему все-таки было страшновато из-за того, что отовсюду доносились шепотки, шорохи, кряхтение, писк и разных тембров голоса.

– Апчхи! – все-таки чихнул Бимка.

– Кто это? – пробасил чей-то голос.

– Это я, Бимка!

– Как ты сюда попал? – сказал тот же голос. Он принадлежал толстой рыжей маминой шубе.

– Сам не знаю, – ответил Бимка.

– А почему у тебя нет пуговиц? – удивилась вязаная кофта с лисьим воротником.

– Я ведь животное, а не одежда, – оправдывался Бимка.

– Как ты вообще посмел нам помешать? – спросил старенький шарфик из собачьей шерсти.

– А что вы тут делали?

– Каждый вечер мы рассказываем друг другу свои  истории, чтобы не было скучно! – пропищала маленькая пуховая косыночка.

– Можно мне тоже послушать? – робко спросил Бимка.

– Ладно, только нам придется начать сначала, – протянула папина шапка.

И варежки, а сегодня была их очередь рассказывать сказку, начали:

– Мы всегда жили в кармане куртки маленькой девочки вместе с заколками, записочками и еще липкими фантиками от ирисок. Как-то раз ее подруга забыла свои варежки, и Полина (так звали девочку) дала ей нас… А она! Что бы вы думали? Согрелась, мы ей надоели, и она нас зарыла в снегу. Это было возмутительно! Неблагодарная! Там, в снегу, холодно, сыро, дышать нечем. Они обе заигрались и забыли про нас. Мы там несколько дней пролежали.

На второй день у нас случилось сильное землетрясение: со стеночек пещерки, в которую нас запрятали, сыпался снег и лед, и нас полностью засыпало. Виной всему этому была большая собака: она прибежала и рыла снег. Мы слышали ее пыхтенье и ворчанье и тряслись от страха, думая, что она нас съест или унесет туда, где Полина нас никогда уже не найдет. Но мы увидели только влажный черный собачий нос. Он понюхал, фыркнул и исчез. Стало тихо.

А потом пригрело солнышко, осыпавшийся снег растаял, и мы промокли до нитки. Ночью грянули морозы, и мы покрылись льдом, и вдруг – грохот, от которого можно оглохнуть. Чьи-то башмаки долбили лед. Во льду образовалась дырочка, в которую мы увидели Полинин сапог…

Так нас и вытащили. А дальше – рай: три дня мы наслаждались жизнью в сушилке и опять стали чистые-пушистые.

– Очень интересный случай, – совершенно искренне сказал Бимка и глубоко вздохнул.

Вздохнул он потому, что увидел пробивающийся сквозь прутья сундука свет. Наступало утро. Вещи постепенно затихали, засыпали, но Бимке совсем не хотелось спать. Он слышал голоса проснувшихся людей, свист чайника, гул машин, журчание воды в ванной и думал, что, возможно, он долго еще не выйдет отсюда…

 

В этот солнечный морозный денек я собралась погулять и подумала: «Неплохо бы взять с собой теплые варежки». Я полезла в сундук и увидела там Бимку.

Бимка, как ты сюда попал?!

Но Бимка ничего не ответил, хитро, но радостно глядя на меня своими косоватыми глазами. Я обняла его и поняла, что никто теперь не убедит меня в том, что игрушки неживые.

 

 

Рассказы

 

Путешествия в метро

 

         Хмурое утро. Наступили первые холода.  Люди  идут, закутавшись в шарфы и куртки. Как бы под тяжестью мороза и насущных проблем все бредут, низко опустив головы и сгорбившись, поэтому кажется, что они лилипуты.

Но неожиданно, как бы из ниоткуда, появился человек, сильно отличающийся от остальных прохожих. Он, несмотря на сильный мороз, был одет в осеннее пальто, на мой взгляд, довольно тонкое. Оно было распахнуто и развевалось на ветру. Поверх коричневого пальто был повязан разноцветный, но поблёкший шарф (видимо, единственный атрибут, сообщающий нам, что человек не забыл, что сейчас зима).

Человек шёл прямо и быстро. На его голову была помещена шляпа…

Мне стало очень интересно, и я поспешила вслед за незнакомцем. Но стало ещё хуже: у меня заболела голова. Пока я думала, какая несчастная, человек-загадка скрылся в толпе. Я было побежала за ним, но, посмотрев на часы, поняла, что МНЕ ПОРА В ШКОЛУ!!! Причём не просто пора, а я опаздываю на 5 минут и ещё стою у метро «Речной вокзал» (четыре остановки до школы)! Вот ещё один случай, подтверждающий, что школа только мешает развитию молодого пытливого разума.

 

***

…Странное дело, какие разные бывают люди. Ездить в метро – один из способов увидеть разнообразные личности. Сидя в поезде, можно разглядеть и сравнить много людей.

Передо мной стояли две женщины средних лет. Я бы не обратила на них внимания, если бы с самого начала не заметила, что они являются полными противоположностями.

Одна, на мой взгляд чуть постарше, была одета в старую, потёртую спортивную куртёнку. Курточка была ей маловата, и женщина, как-то виновато улыбаясь, натягивала её пониже каждый раз, когда она задиралась вверх. На ней были такие же, как и куртка, лыжные штаны, из-под которых видны были старые кроссовки. На голове у женщины была серая, вероятно бывшая белой, вязаная шапка с непонятного цвета полосой. Женщина дышала ровно, держалась крепко и практически не шаталась от рывков и качания поезда.

Другая же была одета в меховую шубу, под тяжестью которой она сгибалась. Шуба была расстёгнута. Под шубой – кукурузного цвета блузка и в тон блузке шёлковый шарф. После того как шарф был развязан и один конец его свис до пола вагона и начал его тщательно подметать, я разглядела, что шею нашей «аристократки» обвивает груда ожерелий с большими зелёными бусинами. Примерно, но очень примерно, под цвет бус был подобран берет. Женщина вошла и, качаясь, как абсолютно пьяная,  подошла и встала рядом с моим местом. При каждой остановке поезда дама грозилась на меня упасть, но, тяжело дыша, хваталась за поручень и еле-еле выпрямлялась. Она нервничала, смотрела на часы, в то время как наша первая героиня стояла и с неподдельным удивлением смотрела на неё.

«Осторожно! Двери закрываются. Следующая станция – «Аэропорт».

… Интересно, а как выгляжу я?

 


 

Стихотворения

 

 

                                          Артемида и Актеон

 

Я, Артемида, поведаю вам, что постигло безумца, который

Нарушить покой мой посмел, пока отдыхала я в чаще лесной Киферона.

То Актеон, златокудрый охотник, вместе с друзьями

Охотиться в чаще решил, густой и тенистой.

Были на месте они уже в полдень, там, отдохнув, все остались,

Но Актеон же в глубь леса пошел, ища там прохлады, воды родниковой.

Вышел он наконец на долину Гаргафию, мне посвященную. Пышно

Там разрослися платаны, мирты и пихты, как темные стрелы

Высились там кипарисы. Юный охотник там ключ увидал,

Что начало берет в моем гроте.

Нимфы мои как раз в это время готовили все для купанья.

Стрелы и лук нимфы забрали, сняли

С ног моих нимфы сандалии.

Волосы мне завязали узлом. Вдруг у входа

В гроте моем Актеон показался.

Громко вскрикнули нимфы, меня окружили,

Чтобы богиню укрыть от смертного взора.

Подобно тому, как пурпурным огнем на небе горит восходящее солнце,

Так же зарделось краской гнева лицо мое.

В гневе его превратила в оленя и его же собак на него натравила.

Быстро большие рога выросли у Актеона,

Ноги и руки его вмиг обратились в копыта оленя,

Пятнистая шерсть покрывала все тело. Пугливый олень

В бегство бросается; через долины, леса и поля он, как ветер, несется.

Мчатся собаки за ним. Вот они ближе и ближе!

Его настигают! Их острые зубы впиваются в плоть Актеона-оленя,

Хочет им крикнуть он: «О, пощадите!», но только

Стон раздавался из бедной груди. Упал на колени

Олень-Актеон. И скорбь, и мольба, и ужасную муку

Видно в глазах его. Но гибель его неизбежна.

Рвут его тело на части рассвирепевшие псы,

Ведь он им больше уже не хозяин, а просто добыча…

 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования